Не шутите с гильотиной

Недавно мой родной брат читал современного норвежского писателя Ю Несбе, известного своими романами в жанре детектива и ужасов. Присутствует здесь и мистика. Я, само собой, на подобный подвиг не способна. Заинтересовалась только некоторыми моментами и нашла эту книгу онлайн. 

Роман «Нетопырь» самый первый, созданный автором в 1997 году. Главный герой — следователь, как и полагается в детективах, Харри Холе из Норвегии. Он приезжает в Австралию, чтобы помочь австралийской полиции расследовать убийство актрисы. Вскоре случается целая серия убийств женщин, исключительно блондинок. Действия происходят в Сиднее. 

Это не в основе сюжета, просто эпизод. В столичном цирке под названием «Энергетик» сыщик наблюдает такой увлекательный номер: 

«На манеже одновременно появились огромная гильотина и клоун в пестром костюме и фригийском колпаке по французской революционной моде. На радость ребятишкам, он спотыкался и показывал фокусы. Потом вышел другой клоун, в длинном белом парике, и до Харри постепенно дошло, что он будет изображать Людовика XVI.

— Приговорен к смерти большинством в один голос, - объявил клоун во фригийском колпаке.

Приговоренного быстро возвели на эшафот, и после шумных жалоб и воплей он, к великому веселью детишек, положил голову прямо под нож гильотины. Послышалась барабанная дробь, нож упал, и, ко всеобщему (включая Харри) удивлению, после звука, напоминающего стук топора в лесу, голова монарха отвалилась. Подпрыгивая, она покатилась по сцене и угодила в корзину. Свет погас, а когда зажегся снова, безголовый король стоял на сцене с собственной головой под мышкой. Детской радости не было предела».

Харри знакомят с клоуном, которого зовут Отто Рехтнагель, к тому же он оказывается гомосексуалистом. Герои беседуют:

«— Мне понравился ваш номер. И костюмы. Очень… натурально. И необычно.

— Людовик номер шестнадцать? Необычно? Да что вы, это же классика жанра. Впервые этот номер был поставлен семьей Яндашевских всего через две недели после подлинной казни в январе 1793 года. Народу понравилось. Народу всегда нравятся публичные казни».

Следователь по ходу дела опускается на самое дно жизни, его окружают проститутки, сутенеры, наркоманы и наркоторговцы, боксеры и другие спортсмены. Он выясняет следующее:

«Отто Рехтнагель, профессиональный клоун, 42 года, последние десять лет гастролировал с «Передвижным австралийским парком развлечений». Вне гастролей живет один в Сиднее, дает в городе собственные представления, руководит труппой. Личное дело чистое. По половым правонарушениям не привлекался. Известен как славный и спокойный, слегка эксцентричный парень. Важно то, что он знал убитую, был завсегдатаем в баре, где она работала. Их связывали теплые, дружеские отношения». 

Намереваясь арестовать клоуна, Харри приходит в театр Сент-Джордж, где снова дается представление с участием Отто. За кулисами ожидает оперативная группа.

«Сцену расчистили и соорудили на ней эшафот. Под барабанные звуки похоронного марша появился Отто. Увидев гильотину, Харри сразу понял: номер будет тот же, что он уже видел в «Энергетике». Похоже, сегодня на экзекуцию отправлялась королева, потому что Отто был в бальном платье, ужасно длинном белом парике и с напудренным лицом.

На палаче тоже был другой костюм: черный, облегающий, с большими ушами и перепонками под мышками, что делало его похожим на дьявола.

Или нетопыря, подумал Харри.

Поднялся нож гильотины, под него положили тыкву, и нож со стуком рухнул вниз. Палач торжественно показал ликующим зрителям половинки разрубленного овоща. После душераздирающих сцен со слезами и мольбами о пощаде королеву, к радости публики, уложили на плаху. Было видно, как дергаются ее ноги. Нож снова подняли, послышалась барабанная дробь, все быстрее и быстрее, огни на сцене стали гаснуть.

Уодкинс шепнул Харри на ухо:

— Он что, и на сцене убивает блондинок?

Барабанная дробь все ускорялась. Харри посмотрел вокруг: публика сидела как на иголках. Некоторые, открыв рты, подались вперед, другие отпрянули с остекленевшими глазами. Так, с радостью и ужасом, эту сцену наблюдали поколения людей…

Барабанная дробь продолжалась, и Харри подумал, что сцена затягивается. Ведь в первый раз, когда он смотрел этот номер, нож опустили почти сразу.

Вдруг, без предупреждения, просвистело лезвие.

Харри замер. Раздался хруст, нож перерубил шею. Барабанная дробь прекратилась, голова со стуком упала на пол.

Со сцены послышалось, будто кто-то хлопает в ладоши. И Харри увидел: из перерезанной шеи торчал белый обрубок позвоночника, будто белая змея, покачивающая головой. Оттуда на сцену бил фонтан крови.

— Он догадывался о наших планах! - прошептал Уодкинс. - Он знал, что мы придем! И оделся, как одна из растерзанных им жертв! - Он повернулся к Харри: — Черт!

Харри вдруг ощутил тошноту – то ли из-за этой крови, то ли из-за словечка «растерзанных», то ли оттого, что у Уодкинса дурно пахло изо рта.

В следующее мгновение палач, видимо в шоковом состоянии, прыгнул, чтобы подхватить голову, но поскользнулся в луже крови и грохнулся на пол, а двое других клоунов выбежали на сцену с криками: «Включите свет!» и «Занавес!»

Еще двое прибежали с занавесом, и все четверо поочередно забирались друг другу на плечи, пытаясь закрепить занавес на потолке. Из-за сцены кто-то крикнул, освещение мигнуло, послышался громкий щелчок, и в зале стало абсолютно темно.

— Пойдем-ка, Хоули! Не нравится мне это. - Уодкинс встал и потянул Харри за рукав.

— Тише! - Харри усадил его снова.

— Что такое?

Снова зажгли свет. Там, где несколько секунд назад в хаосе смешались кровь, клоуны, занавесы, гильотины и отрубленные головы, не было никого — кроме палача и Отто Рехтнагеля с головой королевы под мышкой. Ответом на их поклон стал восторженный рев зала».

Но когда отважные ребята кинулись за кулисы, они попали в реквизиторскую. В эти минуты Отто был уже мертв, точнее, расчленен:

«Дверь взломали, внутри стояла окровавленная гильотина... 

Конечности были разбросаны по углам, будто кукольные руки и ноги. Пол и стены забрызганы настоящей липкой кровью, которая со временем сворачивалась и темнела. Лишенное рук и ног тело лежало на подставке для гильотины — окровавленным куском мяса с широко раскрытыми глазами, клоунским носом и помадой на губах и щеках».

Повторю, это не основная сюжетная линия. Подозрение упало на клоуна, как и на всех остальных. Было еще множество трупов, после чего маньяк, наконец, найден. 

Не люблю литературу ужасов. Все хорошо в меру, а это уже крайность. Но вот кому-то и такое чтение нравится. 

К чему тогда все это? Меня зацепили чудесные и яркие отрывки с главным атрибутом Великой Французской революции! Интересная писательская находка. Талантливого артиста, безусловно, жалко. Но, это все более чем серьезно. На мой взгляд, нечего устраивать из революции комедийные представления и шутить с такой штукой, как гильотина. 

promo elisaveta_neru october 9, 10:00 30
Buy for 10 tokens
Книгу «Берегитесь, боги жаждут!» Эдвард Радзинский написал в 2015 году. На обложке изображена гильотина, по бокам которой профили Робеспьера и Ленина. «Наверняка, там много мерзостей в адрес Робеспьера», - была первая мысль. Но я решила, что из негатива тоже можно извлечь полезное. Только по…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.