В поисках сверхзадачи

Я почти перебралась жить в училище, перенесла туда не только шестиструнную гитару, минимум гардероба, но и самое дорогое, свои книги, тетради и магнитофон. Чем меньше у человека материальных вещей, тем больше он ощущает радость жизни! Домой ездила только переночевать.

Поблизости проходила жизнь моих домашних. Братик учился в школе, дрался с мальчишками, плакал, веселился. Родители ругались и мирились. Ходили на работу и смотрели телевизор. Мама пилила отца, что расшатались стулья и вообще пора делать ремонт на кухне. Затевали ремонт, снова ругались. У тети Нины жила бабушка Ксения, которая обижалась, что я учусь рядом, и так редко к ней наведываюсь.

Все это существовало в какой-то иной реальности. Я настолько была занята собой, своими делами и чувствами, что не замечала ничего вокруг.

Полина осталась в Белгороде. Работала продавцом в ларьке на отшибе Харьковской горы. Я приезжала к ней, чтобы выслушивать ее бесконечные криминальные истории и жалобы на жизнь. Внутри ларька было очень комфортно. Мы ели чипсы, запивая их почему-то молоком. Отвратительный вкус! 

Хозяином ларька был Вовка-Груша, однокурсник Валеры, их земляк из Старого Оскола. Она считала себя коварной женщиной, только не умела этим пользоваться. О том, что Полина в кого-то влюблена, никогда от нее не слышала. Работала в ларьке сутками, за всех и больше всех. В один прекрасный день ее уволили и выгнали из квартиры. 

- Господи, почему я, почему всё сразу? - вопрошала Полина, - Да потому что я живу без чьей-либо помощи, и никто меня не защищает. 

«Не делай людям добра – не увидишь зла», - стало ее девизом. Полина нуждалась в моей поддержке больше, чем кто-либо другой. Человек со своим внутренним миром обречен в земном странствии на непонимание, неприятие и одиночество. Всем хотелось быть выслушанной, обрести понимание. 

Почти все в нашей группе мечтали об актерской профессии. Мы были уверены, что наш курс самый лучший, единственный и неповторимый. Ираклий Аронович говорил, что нельзя выбирать дорогу, пока не найдешь в себе призвания. В чем выражалось мое призвание к театру? 

Я считала других девчонок настоящими творческими личностями, намного талантливее меня. Удивлялась, почему не соблазняюсь карьерой актрисы. Режиссер – другое дело, но чтобы стать режиссером, нужно в совершенстве знать актерское мастерство. А дальше что, как устроиться работать в театр? 

Не мы впервые пришли к следующему открытию. В театральных учебных заведениях давно догадались, что тема Великой Отечественной войны очень выигрышная. Здесь все готово, и конфликт, и сверхзадача. Ираклий Аронович, выпустивший группу перед нами, ставил с девочками инсценировку по повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие». 

На 2-м курсе нам нужно было сделать постановку более крупного произведения, тоже переработанного из прозы. Драматургом теперь выступал наш руководитель. Нина Николаевна написала пьесу «Сестры милосердия» по замечательному роману Веры Пановой «Спутники». 

Кроме учебы мы активно участвовали в общественной жизни училища. Перед выборами в Областную Думу нас отправили расклеивать объявления об одном депутате от культуры. Стояла жуткая слякоть и сырость, мы с Машей промокли, устали смертельно. Знал бы он, как мы старались, бедные студентки. Ходили до позднего вечера, все, что не развесили, бросали в почтовые ящики. Потом, когда я уже работала, он занимал должность заместителя начальника Управления Культуры области. 

На 1-й курс театрального поступил единственный молодой человек Матвей. Высокий юноша приятной внешности. Нет, в него я не влюбилась, он стал преданным другом. Что-то умиротворяющее было в его облике. Когда наступила дождливая холодная осень, мы часто ходили по городу с Полиной и Матвеем. 

Моя мама тогда лежала в больнице с гайморитом. Мне приходилось дома готовить, кормить отца с братом и успевать в учебе, еще и Полина заявлялась ночевать. В коридоре снова стояли пакеты с ее вещами. Период наступил не из легких.

Во время этих прогулок думы в моей голове путались и разрывались. Не сформированная до конца мысль вертелась и щекотала мозг. 

«Сестер милосердия» мы вначале месяц разбирали. Нина Николаевна обескуражила, когда заявила, что я буду играть главную роль. Вскоре начали репетировать каждый день с раннего утра до позднего вечера. Сильнейшее напряжение заставило меня задуматься о своей жизненной сверхзадаче. 

Автор создает пьесу согласно какой-то цели, подчиняя все действия одной главной мысли. Согласно Станиславскому, актер, выходя на сцену, выполняет определенную задачу в рамках логики своего персонажа. Автором заложена общая логика произведения, а каждый персонаж-актер, выполняя конкретную задачу, доносит и общую мысль произведения. Это называется сверхзадачей. 

Режиссер непременно ставит свою сверхзадачу, свое толкование пьесы. Ради чего? Это вопрос, на который отвечает сверхзадача. Цель, ради чего происходит весь этот спектакль, может отличаться у драматурга и режиссера. Но на сцене произведение ставится ради общей высокой задачи.

Чем актуальна классика в наши дни? Например, сверхзадача Гамлета: познавание бытия. Или так: Гамлет как мессия должен пройти по всему свету и очистить его от скверны. Сверхзадача зарождается у режиссера, актера в образном виде и не может быть истолкована буквально, возможно несколько интерпретаций. 

Пуще всего меня изводила практика, в расписании она стояла раз в неделю. Нужно было ходить по школам, договариваться, предлагать свои услуги, составлять план занятий, потом набрать группу, заниматься с детьми, показать какой-то итог. У нас был предмет методика работы с самодеятельным театральным коллективом. 

Но ни у меня, ни у Маши ничего не получалось на первых этапах. Мы не могли даже договориться с детьми и учителями, никого это не интересовало. Нас встречали даже не равнодушно, а с некоторой агрессией. Вопрос: как быть? 

И что получается? Сверхзадача такова, что вести театральный кружок в школе я не желаю. Может быть, удастся устроиться работать журналистом? Нет, это глупости. Во Дворце Культуры с детьми работать я не хочу, актрисой тоже быть не хочу. Мне нужно приобрести нормальную профессию, связанную с искусством. Не расплывчатую, а конкретную и надежную. 

Я старалась смотреть на себя со стороны. По сути, никогда еще не занималась чем-либо долго и глубоко. Увлекалась, начинала изучать, но вскоре бросала. Только литература оставалась постоянным занятием. Теперь вот еще театр. Но любить театр можно до бесконечности, а какова перспектива? Какую бы правду мы ни изображали, вылезая из кожи, все равно – театр это иллюзия жизни. 

Главная роль, это, конечно, чудесно, а где работать после училища? Раздумья мои продолжались месяца два или три. Во время очередных сомнений я сидела в читальном зале библиотеки училища. Книгу «От Софокла до Брехта за сорок театральных вечеров» на руки не выдавали. 

И тут меня осенило. Библиотека! Часто вспоминалась Тамара Васильевна, школьный библиотекарь, образец спокойствия и доброты.

- Я Вам уже надоела? - спрашивала я.

- Ну что ты, работа у меня такая, ничего не надоела. 

Ради этих слов хотелось брать книги, читать снова и снова. Книги – драгоценные источники знаний. Библиотекарь – разносторонне образованный человек. И мама нередко повторяла, что библиотеки всегда будут, не закроются ни при каком строе, и работа спокойная. 

Мозаика, мелькавшая в моем мозгу, начала складываться в зримую картинку. Я работаю в библиотеке, а я должна работать, потому что не могу себе позволить болтаться, как Полина или Нонна. В библиотеке не требуется искать людей, собирать свой коллектив. Работаю, получаю стабильную зарплату, и параллельно занимаюсь своим литературным творчеством.

Все было решено. План осуществила сама, ни с кем не советуясь. Утром попросила аудиенции у заведующей театральным отделением Валентины Алексеевны. Все ей рассказала, и заключила, что хочу перейти на библиотечное отделение. Валентина Алексеевна подошла ближе и прижала меня к себе. Мы с ней на пару даже пустили слезу. 

Все исполнилось очень быстро. В этот же день Валентина Алексеевна представила меня заведующей библиотечным отделением Анне Альфредовне. Переоформили документы в канцелярии и велели приступать завтра, не дожидаясь начала второго полугодия. 

Надо было как-то прощаться со всеми. Нина Николаевна нахмурила брови и, не поднимая глаз, сказала:

- Мне очень жаль. Но если для тебя так лучше…

Она с трудом скрывала недовольство. Удручающий осадок остался у меня на душе. Да, так лучше, потому что я поняла, наконец, свою сверхзадачу. 

Все-все, дальше все мысли только о любви! Жажда любви переполняла меня пополам с абстрактным пониманием этого великого чувства. Что такое любовь? Она включает верность, доверие, самопожертвование. Отдать себя другому человеку. Но, а если ему не нужна моя любовь? Какой смысл в том, что я страдаю без взаимности?

- Чего у тебя такие руки холодные? - спросил Сергей, обнимая меня. 

Руки холодные, а сердце горячее. Так говорил один давний знакомый, вспоминать которого мне весьма неприятно, дядя Боря. Но Сережа этого не знал, я так ему и ответила. 

Может быть, он все-таки любил меня? Но боялся моей внешней холодности, серьезности и независимости. Когда ему исполнилось 18 лет, Сергею дали на год отсрочку от армии. Как же мы радовались, хотя я с удовольствием представляла его и в роли солдата.

Я готова была объясняться ему в любви каждый день, а он молчал. Я ждала от него решительных шагов, когда давала читать свои стихи, посвященные ему. А он один раз, прочитав, сказал роковую фразу:

- Я не Бог, и ничем не могу помочь. 

Тогда я поступила самым гнусным образом. Я ему изменила. 


promo elisaveta_neru october 9, 10:00 30
Buy for 10 tokens
Книгу «Берегитесь, боги жаждут!» Эдвард Радзинский написал в 2015 году. На обложке изображена гильотина, по бокам которой профили Робеспьера и Ленина. «Наверняка, там много мерзостей в адрес Робеспьера», - была первая мысль. Но я решила, что из негатива тоже можно извлечь полезное. Только по…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.