Наследники якобинцев

Николая Михайловича Лукина (1885-1940) называют историком-робеспьеристом. Несколько строк о нем и его труде из книги «Великая Французская Революция и Россия», из которой я уже многое выписывала.

«Книга Лукина, первое издание которой насчитывало всего 120 страниц, - политическая биография Робеспьера, написанная для широкого круга читателей, что объясняет ее язык и комментирование многих слов, не требующих пояснений, когда пишут для людей образованных, но в то же время очевидно, что автор — ученый, мнения которого характерны для всей школы.

В этой биографии, построенной на изложении общего ходя революции, Лукин протестует против хулы одних (Тэн) и панегириков других (Луи Блан и Амель). Он находит в характере Робеспьера мало привлекательных черт (его безнравственные методы борьбы с противником), и все же для этого биографа Робеспьер в какой-то мере — олицетворение революции. 

Будучи типичным идеологом мелкой буржуазии, ремесленников, лавочников, мелких крестьян-собственников, Робеспьер оставался во главе революции до тех пор, пока ее развитие не стало угрожать личной собственности. Лукин анализирует политические и социальные идеи Робеспьера, подсказанные ему той самой мелкой буржуазией Парижа, к которой принадлежал его домохозяин Дюпле, той мелкой буржуазии, которая по мнению автора, была, с одной стороны, экономически реакционна, поскольку не понимала исторической необходимости зарождающегося капитализма, а с другой — опасалась устремлений рабочих.

Для своего русского биографа Робеспьер не был ни предтечей нового общества, ни сугубым защитником пролетариата, каковым его представляют некоторые историки, и специфические нужды рабочего класса, продающего свою физическую силу, были ему совершенно чужды. 

Религиозная политика Робеспьер по мнению Лукина, проистекала из его индивидуализма мелкого буржуа, который не мыслил зарождения общественного сознания без понятия о Боге, хранителе священной собственности. 

Социальная политика робеспьеристского Конвента не могла удовлетворить беднейшую часть народа, которая обрела своих идеологов лице «бешеных», кои, однако тоже не были социалистами (Лукин называет их антикапиталистами, но также и мелкими буржуа). По сравнению с этими последними Робеспьер сам оказался консерватором, что и подготовило его падение. Робеспьеристская диктатура не могла существовать далее без поддержки пролетариата и беднейшей части мелкой буржуазии, ставшей равнодушной к якобинской власти...

Лукин утверждает, что современные французские радикалы, считающие себя наследниками якобинцев 1793 года, защищают Робеспьера от нападок «не только правых, но и левых», которые шли дальше умеренного якобинства робеспьеровского типа. По мнению Лукина только историки-марксисты могут дать по-настоящему беспристрастный портрет Робеспьера как представителя определенного общественного класса».

Меня не смущает, что историки Матьез и Манфред были именно марксистами. Это не помешало им быть и робеспьеристами. А Лукина непременно почитаю в ближайшем будущем. 

promo elisaveta_neru october 9, 10:00 30
Buy for 10 tokens
Книгу «Берегитесь, боги жаждут!» Эдвард Радзинский написал в 2015 году. На обложке изображена гильотина, по бокам которой профили Робеспьера и Ленина. «Наверняка, там много мерзостей в адрес Робеспьера», - была первая мысль. Но я решила, что из негатива тоже можно извлечь полезное. Только по…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.