elisaveta_neru

Categories:

Жизнь — роман, а роман — жизнь

Такое произведение как «Обрыв» Ивана Александровича Гончарова, на мой взгляд, не должно стоять в школьной программе. Роман очень глубокомысленный и масштабный, хотя действия его происходят всего лишь в течение полугода. Другое дело — читать его во взрослом возрасте.

Главный герой Борис Райский — скучающий мыслитель и артист в широком смысле. Он во всем разочарован, все ему скучно до невыносимой зевоты: общество, люди, отношения. Зерно скуки находит во всем. Он просто живет, не имея никаких обязанностей. Поклоняется красоте, до умопомрачения влюбляясь в хорошеньких женщин. 

«Страсти мешают жить. Труд — вот одно лекарство от пустоты: дело», – говорит Борису его петербургский друг Иван Аянов. Но именно страсти помогают ему преодолеть скуку. Райский считает своим делом служение музам, но не может окончить хотя бы одно свое произведение. 

В поисках новых впечатлений он отправляется в имение в Малиновке на берегу Волги. И здесь его поглощает «бесподобная, но мучительная красота» в лице троюродной сестры Веры. Тайна девушки его интригует и манит. Вера не только красива, но и умна, она постоянно заявляет о своей свободе и праве на личный выбор. 

О, великолепный язык Гончарова, которым можно наслаждать непрерывно! Внешность и характеры героев, ведь каждый человек уникален, изображены подробно, до тонкостей. Пространные описания не утомляют, а наоборот, увлекают. Душевное состояние героев показано глубоко и многогранно. 

Бабушка Райского Татьяна Марковна Бережкова — представительница не только старшего поколения, но и всей патриархальной России. Я обратила внимание на отношения дворян к своим крепостным, а Татьяна Марковна гордится тем, что она столбовая дворянка. Конечно, относились по-разному, здесь же довольно яркий пример. Она говорит о крестьянах, когда Борис предлагает всех отпустить: «Да не пойдут! Куда они денутся? Избалованы, век — на готовом хлебе!»

Марк Волохов — холодный, насмешливый, циничный, порой злой. Его пакости, причиняемые обществу, вызваны ограничением свободы, он живет под надзором полиции. Марка все боятся и недолюбливают, а по словам бабушки, он вообще пропащий. Вера страдает. Читатель раньше Бориса (он преследует ее и допрашивает) узнает, что Вера любит этого молодого человека. 

Вот как Марк рассуждает о любви:

« – Вы хотите бессрочного чувства? Да разве оно есть? Вы пересчитайте всех ваших голубей и голубок: ведь никто бессрочно не любит. Загляните в их гнезда — что там? Сделают свое дело, выведут детей, а потом воротят носы в разные стороны. А только от тупоумия сидят вместе…

– Довольно, Марк, я тоже утомлена этой теорией о любви на срок! – с нетерпением перебила она. – Я очень несчастлива, у меня не одна эта туча на душе — разлука с вами! Вот уж год я скрытничаю с бабушкой — и это убивает меня, и ее еще больше, я вижу это. Я думала, что на днях эта пытка кончится; сегодня, завтра мы наконец выскажемся вполне, искренно объявим друг другу свои мысли, надежды, цели… и…

– Что потом? – спросил он, слушая внимательно.

– Потом я пойду к бабушке и скажу ей: вот кого я выбрала… на всю жизнь. Но… кажется… этого не будет… мы напрасно видимся сегодня, мы должны разойтись! – с глубоким унынием, шепотом, досказала она и поникла головой.

– Да, если воображать себя ангелами, то, конечно, вы правы, Вера: тогда на всю жизнь. Вон и этот седой мечтатель, Райский, думает, что женщины созданы для какой-то высшей цели…

– Для семьи созданы они прежде всего. Не ангелы, пусть так — но не звери! Я не волчица, а женщина!

– Ну пусть для семьи, что же? В чем тут помеха нам? Надо кормить и воспитать детей? Это уже не любовь, а особая забота, дело нянек, старых баб! Вы хотите драпировки: все эти чувства, симпатии и прочее — только драпировка, те листья, которыми, говорят, прикрывались люди еще в раю…»

Дело в том, что Марк терпеть не может попов и венчаться не собирается. В критической литературе заявлено, что Марк Волохов — революционер. В чем его революционность? В чтении Вольтера и Прудона, в обязанности проповедовать горничным и дьячихам о нелепости брака. Он сторонник нигилизма — отрицания всего. Чем же он пленил Веру?

«Марк — и внес новый взгляд во все то, что она читала, слышала, что знала, взгляд полного и дерзкого отрицания всего, от начала до конца, небесных и земных авторитетов, старой жизни, старой науки, старых добродетелей и пороков. Он, с преждевременным триумфом, явился к ней предвидя победу, и ошибся. Она с изумлением увидела этот новый, вдруг вырвавшийся откуда-то поток смелых, иногда увлекательных идей, но не бросилась в него слепо и тщеславно, из мелкой боязни показаться отсталою, а так же пытливо и осторожно стала всматриваться и вслушиваться в горячую проповедь нового апостола.

Ей прежде всего бросилась в глаза — зыбкость, односторонность, пробелы, местами будто умышленная ложь пропаганды, на которую тратились живые силы, дарования, бойкий ум и ненасытная жажда самолюбия и самонадеянности, в ущерб простым и очевидным, готовым уже правдам жизни, только потому, как казалось ей, что они были готовые.

Новое учение не давало ничего, кроме того, что было до него: ту же жизнь, только с уничижениями, разочарованиями, и впереди обещало — смерть и тлен. Взявши девизы своих добродетелей из книги старого учения, оно обольстилось буквою их, не вникнув в дух и глубину, и требовало исполнения этой «буквы» с такою злобой и нетерпимостью, против которой остерегало старое учение. Оставив себе одну животную жизнь, «новая сила» не создала, вместо отринутого старого, никакого другого, лучшего идеала жизни.

Он звал к новому делу, к новому труду, но нового дела и труда, кроме раздачи запрещенных книг, она не видела». 

Марк тратил на прекрасную гордую Веру время и силы, забывая «дело», а она ускользает от него. Убеждения Веры препятствуют их любви. Ее религиозность, уважение к традициям, послушание бабушке. Как выясняется, Вера молится не о своих тревогах, а о неверующих, то есть о своем возлюбленном. Вера ярко описывает Борису свою страсть.

« – Брат! – заговорила она через минуту нежно, кладя ему руку на плечо, – если когда-нибудь вы горели, как на угольях, умирали сто раз в одну минуту от страха, от нетерпения… когда счастье просится в руки и ускользает… и ваша душа просится вслед за ним… Припомните такую минуту… когда у вас оставалась одна последняя надежда… искра… Вот это — моя минута! Она пройдет — и все пройдет с ней…»

В центре романа конфликт любви, семейных отношений, в какой-то степени, между прошлым и прогрессивным будущим. Но главное — любовь и страсть. Скорее всего Гончаров стремился показать всех героев по отношению к страсти. 

Персонаж, более всех симпатичный мне — Леонтий Козлов, школьный учитель, приятель Райского из университетской юности. «Райский приласкал его и приласкался к нему, сначала ради его одиночества, сосредоточенности, простоты и доброты, потом вдруг открыл в нем страсть, «священный огонь», глубину понимания до степени ясновидения, строгость мысли, тонкость анализа — относительно древней жизни».

Леонтий говорит Борису: «Как же ты роман пишешь и не можешь понять такого простого дела?» Учитель тоже остро переживает трагедию. Удалившись в мир своих любимых древних римлян и греков, он потерял любимую жену. 

Еще интересен лесник Иван Тушин, влюбленный в Веру. Его портрет писатель рисует так: «Эта простая фигура как будто вдруг вылилась в свою форму и так и осталась цельною, с крупными чертами лица, как и характера, с неразбавленным на тонкие оттенки складом ума, чувств. В нем все открыто, все сразу видно для наблюдателя, все слишком просто, не заманчиво, не таинственно, не романтично. 

...У него был тот ум, который дается одинаково как тонко развитому, так и мужику, ум, который, не тратясь на роскошь, прямо обращается в житейскую потребность. Это больше, нежели здравый смысл, который иногда не мешает хозяину его, мысля здраво, уклоняться от здравых путей жизни.  Это ум — не одной головы, но и сердца, и воли. Такие люди не видны в толпе, они редко бывают на первом плане. Острые и тонкие умы, с бойким словом, часто затмевают блеском такие личности, но эти личности большею частию бывают невидимыми вождями или регуляторами деятельности и вообще жизни целого круга, в который поставит их судьба».

Под конец повествования у меня совершенно пропали добрые чувства к Райскому. Такого легкомыслия просто не ожидала. Сначала он занимается художеством, специализируется на портретах, временами переключаясь на музыку. Периодически терзается, что время уходит, а он не пишет роман. Наконец, прилежно углубляется в писательство, вдохновенно собирает материалы и пишет своего рода гимн прекрасным женщинам. «Жизнь — роман, а роман — жизнь», – провозглашает он. 

Но в конце бросает все и загорается скульптурой. Он так и будет бесконечно искать свой женский идеал, смысл жизни и занятие, в котором, наконец, воплотит свои душевные стремления.

Роман «Обрыв» задуман автором в 1849 году, полностью напечатан в 1869, изначально Гончаров намеревался сделать его подобно «Обломову» психологической монографией.

Почему же «Обрыв»? Это не только страшное место между берегом Волги и усадьбой, где по словам героев, «пьяный народ шатается... змеи, воры, собаки, свиньи, мертвецы...» 

Не соглашусь с критикой школьных учебников, что обрыв — образ упадка дворянства. Обрыв здесь символизирует душевный кризис, затем перелом в отношениях, мировоззрениях героев, страстные метания творческой личности.

promo elisaveta_neru август 30, 2019 09:00 36
Buy for 10 tokens
Давно хотела собрать и составить список фильмов, где есть Максимилиан Робеспьер. Сначала все было хаотично, как большинство моих записей. И вот, наконец, удалось упорядочить. Писал мне друг в Контакте, что нельзя позволять вымышленным образам и кинематографическим трактовкам заслонить настоящий…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →