elisaveta_neru

Categories:

«Где нет опасности, не может быть и славы»

Известные слова французского трагика Пьера Корнеля можно отнести к любому выдающемуся человеку. Как нельзя идеально они подходят к тому, кто изображен на обложке книги. Совершенно не привлекательный внешне, маленького роста, монголоидной наружности, лицо в шрамах, остроконечная бородка и пронзительный страшный взгляд. Кто же он?

В V веке он основал империю от Урала до Дуная. Этот человек прожил всего 58 лет и с его кончиной империя распалась. Как полагается, его имя окружено многочисленными легендами. Нам по сей день не дано узнать, убивал ли он родного брата и съедал ли своих сыновей.

Каким же был Аттила — великий вождь гуннов? 

«Это был человек, отмеченный судьбой, явившийся в мир, чтобы ужаснуть народы и поколебать землю», – писал древнеримский поэт и святой католической Церкви епископ Клермонский Сидоний Аполлинарий.

Прежде, чем получить власть, с юных лет Аттила познавал искусство дипломатии и служил скорее разведчиком, чем воином. Он создал свою империю мирным путем. Но даже название народа гуннов стало синонимом кровавой бойни и опустошения.

О том, как все это сочетается, вы узнаете, если прочтете маленькую книгу, изданную в 2012 году в «Малой серии» ЖЗЛ. Всего 200 страниц захватывающих исторических событий. 

Написал ее Эрик Дешодт — французский журналист, писатель и переводчик (родился в 1937 году). Автор многих новелл и эссе, очерков о французской авиации, около десяти романов, в том числе детективного жанра, а также биографии Антуана де Сент-Экзюпери, Андре Жида, Гюстава Эйфеля, Людовика XIV. Жизнеописание Аттилы в переводе Екатерины Колодочкиной. 

Перед читателем разворачивается панорама эпохи великих нашествий, переселения народов, заката Римской империи. Дешодт опирается на свидетельства современников — римлянина Аммиана Марцеллина, галла Сидония Аполлинария, франка Проспера Аквитанского, грека Прискоса и других более поздних историков.

«О подвигах Аттилы знают все, но сам этот человек — непроницаемая тайна: известно, что он совершил, но не кем он был, если не считать его внешнего облика, описанного с большой точностью достойными доверия очевидцами...» 

Изначально гунны обитали в Восточной Сибири, севернее Монголии, нападали на Китай. А потом двинулись на Европу. Темные безграмотные кочевые племена, лишенные понятий о нравственности, торговавшие женщинами, пламенеющие дикой страстью к золоту, питающиеся сырым мясом и абсолютно беспощадные. 

И вот среди этих азиатских варваров появляется юноша, обладающий пытливым умом и стремящийся к знаниям. То есть необыкновенный гунн с самого рождения.

Что касается кровожадности, то «большинство современных ему римских императоров значительно превосходили его в этом, но не могли сравняться с ним в храбрости и уме... Как и все гунны, он учился ездить верхом, чтобы сливаться в единое целое со своим конем, стрелять из лука, бросать аркан и кинжал, охотиться.... Но кроме того, он научился читать, писать и считать, выучил латынь и греческий и наверняка прочел все книги, которые попадали ему в руки, в форме свитков». 

В его биографии фигурируют императоры и их придворные, римские папы и епископы, военачальники и все многочисленные народы, с кем воевали или были союзниками гунны. Достаточно подробно изображена общая картина положения стран Запада и Востока в IV-V веках.

Вот что интересно: «…в ту эпоху, когда божеств было пруд пруди и только иудеи и христиане верили в единого Бога, он остался верен анималистическим верованиям степняков, поддерживаемым шаманами, согласно которым прародителем гуннов был волк… в Бога он не верил, но нетерпимости не проявлял: хотя Аттила многих убил, но никого не преследовал. История не знает никакого другого императора-анархиста, при этом уважающего все верования: «Анархист настолько любит порядок, что не выносит ни малейшего его извращения».

Действительно ли мирными средствами строил Аттила империю?

Его часто описывали двойственным: с одной стороны — безжалостный, с другой — обаятельный. И многие историки утверждали, что очарование перевешивало кровожадность. Его жестокость была политической, в каком-то смысле вызванной обстоятельствами, которые ему приходилось преодолевать ради спасения империи. 

Очевидец писал: «...Дорога была длинная, путешествие однообразным. Вдоль дороги стояли столбы с распятыми, повешенными и посаженными на кол». Это все предатели, шпионы, дезертиры. «Дипломатия Аттилы была главным образом интуитивной и персонализированной. Она всегда соотносилась с собеседниками, причем с такой точностью, будто все их мысли и душевные порывы были известны наперед, а они сами — открытая книга».

Сейчас бы сказали, что его карьера поистине головокружительна — вся деятельность Аттилы продолжалась 12 лет, с 441 по 453 год. Войне отводилось гораздо меньше места, чем обсуждениям, переговорам, соглашательствам. 

Автор биографии излагает историю великолепного прозвища Аттилы — Бич Божий, связывая его с «Песнью Богородицы» из Евангелия. А самые увлекательные страницы — описание походов на солнечную христианскую Галлию. 

«Силы были огромными. Охваченные ужасом современники насчитали 500 тысяч воинов, а то и 600 или 700. Известная склонность древних хронистов к преувеличению заставляет пересмотреть эти цифры, которые сразу стали считать запредельными. Великая армия Наполеона состояла из 500 тысяч солдат, набранных по всей Европе, население которой со времен Аттилы увеличилось в десять раз....

Стереть с лица земли Мец, не согласившийся на предложение сдаться, — да, в назидание другим; но не таким образом. Эта бойня была величайшей ошибкой. Под Реймсом была допущена еще худшая ошибка: Реймс предложил сдаться сам, не дожидаясь предложения. Теперь все знают, что с гуннами без толку говорить. Вместо того чтобы ослабнуть, как и положено перед лицом террора, сопротивление только усилится. Отныне противник будет действовать с упорством отчаяния....

«Nach Paris!» Крик немецких солдат кайзера Вильгельма II, еще в остроконечных касках, в августе 1914-го, до битвы на Марне и 15 веков спустя после завоеваний великого Аттилы, был не громче воплей гуннов на стерне шампанских полей, когда наконец-то был отдан приказ идти на Лютецию...

Загадка отступления под Орлеаном будет почище отступления герцога Брауншвейгского после сражения при Вальми...» 

Перекличка с битвами последующих столетий довольно любопытна. Но главное, теперь мне понятно, почему Робеспьера еще при жизни сравнивали с Аттилой — знаменитым императором гуннов. 

«Великий политик? Не то слово. Перед ним было невозможно устоять, его обаяние было неотразимо. Вот разве что пространство и время ему не поддались: первое коварно, второе — неумолимо».

promo elisaveta_neru august 30, 2019 09:00 32
Buy for 10 tokens
Давно хотела собрать и составить список фильмов, где есть Максимилиан Робеспьер. Сначала все было хаотично, как большинство моих записей. И вот, наконец, удалось упорядочить. Писал мне друг в Контакте, что нельзя позволять вымышленным образам и кинематографическим трактовкам заслонить настоящий…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →