Дар красок

У меня есть вырезка из газеты «Комсомольская правда» (примерно 2005-2006 года), повествующая о том, что обнаружен потерянный одесский дневник Константина Паустовского. 

Этот документ давно считался утерянным, и никто из специалистов не надеялся на столь сенсационную находку. Паустовскому было 28 лет, когда он делал эти записи в разгар Гражданской войны, голода и анархии. 

«Хочется молиться в теплых, блещущих матовым золотом, полутемных соборах. Молиться и знать, что за папертью идут в голубых огнях и снегу тихие площади Кремля, живет быт, пушистые снежинки падают на бархатную девичью шубку. Молиться. 

В последних истоках мутного света сослепу тычется, ища черствую корку, громадный умирающий народ. Чувство головокружения и тошноты стало всенародным. И больше умирают от этой душевной тошноты, тоски и одиночества, чем от голода и сыпняка.

Рисую план Парижа. Меня волнуют даже названия улиц. Есть три важных города, где я хотел бы жить, — Москва, Париж и Рим. В Москве потому, что там есть Гранатный переулок и в «ноябре на Тверской лежит снег»... Потому что там прекрасные русские девушки, милый ласковый быт и белые соборы в Кремле. 

Мысль, философствование как игра идей, как шахматы, как комбинация вдумываний, из которых рождаются гениальные прозрения, - мне чужды. Я мыслю сердцем. Может быть, потому так быстро сгорает жизнь. 

Чтобы создавать, нужна свободная душа, а не прокисший ум.

Началась новая эпоха — прикармливание интеллигенции, профессоров, художников, литераторов. на горьком хлебе, напитанном кровью, должно быть, они создадут какой-нибудь нудный лепет — «великое искусство пролетариата, классовой ненависти»... Голгофа. Предсмертная пена на губах такого тонкого, сверкавшего, заворожившего все души искусства. Кто из них потом повесится, как Иуда на высохшей осине? Кто однажды продал душу. Господи, да минет меня чаша сия.

Бог прислал меня на землю с даром красок. Поэтому я — художник. Я остро чувствую краски и настроения дней, хотя близорук. И в людях я чувствую краски их души. Пишу. И слова ложатся мазками, как краска на холст, и вся моя мысль в этих тонах, то блеклых, то густо-алых, но больше всего золотых, золотеющих, насыщенных внутренней теплотой. 

Хорошо погрузиться в воспоминания, думы, образы, как в теплый сон безвольно, без притягивания своей мысли веревкой (дисциплиной дня) все на ту же дорогу. Поэтому я вряд ли создам что-нибудь дельное. Но я могу написать несколько прекрасных строк о свете лампадок и вечернем чае в теплой уютной столовой, о морском утре, словно закутанном в голубой шелк, переливающий солнцем, и покрытых жемчужной пылью кулис картинах Дегаза...»

promo elisaveta_neru october 9, 10:00 30
Buy for 10 tokens
Книгу «Берегитесь, боги жаждут!» Эдвард Радзинский написал в 2015 году. На обложке изображена гильотина, по бокам которой профили Робеспьера и Ленина. «Наверняка, там много мерзостей в адрес Робеспьера», - была первая мысль. Но я решила, что из негатива тоже можно извлечь полезное. Только по…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.