elisaveta_neru

Жуткий образ

«Трудно спорить с тем, что человек есть воистину венец творения. Он, будучи образом Божиим, наделен от Господа удивительными творческими способностями. В основе великих свершений науки, различных шедевров культуры лежит человеческая мысль...

Многие знаменитые философы и писатели воспевали человека как существо совершенное и исключительное, возводя его, словно некое божество, на пьедестал... Многое познал человек, многое себе покорил. Только повсюду и слышишь: «Человек — владыка мира, хозяин планеты».

Только вот одно смущает «владыку мира», в одну сторону он боится обратить свой взор, одно остается всегда неизменным — человек по-прежнему смертен. Боится человек смерти, не любит о ней помнить, в том числе и потому, что она сбивает с него всю его спесь и превращает его «планы на жизнь» в ничто. Как ни бились многие великие умы, искавшие эликсир вечной молодости, но так и не избавили человечество от владычества пожирающей его смерти...» – пишет священник Олег Булычев.

Как правило, нам неприятны размышления об этом великом таинстве — смерти. Она остается страшной и непостижимой. А вот в эпоху Средневековья люди более спокойно к ней относились и этого скелета, что я панически боялась в детстве, почитали с особым уважением и симпатией. 

Пляска смерти ( лат. Mortis Saltatio, англ. Dance of Death), Макабр (франц. Danse macabre, итал. Danza macabra) — аллегорический сюжет живописи, скульптуры и литературы Средневековья. 

«На рубеже X и XI веков в Западной Европе получили широкое распространение мысли христианского учения о бренности всего земного и о равенстве всех и каждого пред лицом смерти, внезапно сражающей и папу, и императора, и последнего из простолюдинов. Эпидемии болезней, ожидание скорого конца света вызвали популярность этого сюжета.  

Персонифицированная Смерть в виде скелета с радостью ведет в иной, лучший мир пляшущих представителей всех слоев общества — дворянство, духовенство, купцов, крестьян, мужчин, женщин, детей. Первые Пляски смерти появились в 1370-х годах и представляли собой серии рифмованных строк, служивших подписями к рисункам и живописным полотнам.

Со временем в содержании подобных сочинений начинает преобладать что-то вроде черного юмора: смерть предстает, например, ловким шулером, наверняка обыгрывающим всякого партнера, или водителем хоровода, в котором невольно участвуют люди всех возрастов, званий и состояний, или злорадным музыкантом, заставляющим всех и каждого плясать под звуки своей дудки. 

Такие иносказания пользовались большой популярностью и так как по заключавшемуся в них назидательному элементу могли служить к укреплению религиозного чувства в народе, то католическая церковь ввела их в круг мистерий и допустила их изображения на стенах храмов, монастырских оград и кладбищ. Драма и танцы были в ту пору неразрывно связаны между собой; этим объясняется происхождение названия Пляски смерти. 

Лицевые изображения Пляски смерти на стенах парижского кладбища Невинных существовали уже в 1380 году. Картины обыкновенно сопровождались стихами, соответствовавшими содержанию представленных сцен. Театрализованные представления такого рода были в большом ходу во Франции, Англии, Германии, Испании вплоть до XVI века.

Идея триумфа смерти часто появляется и в других сюжетах. Смерть в них предстает в самом разном обличье — это вездесущий скелет с косой или разлагающийся труп, который обрушивается не на конкретного умершего, а на толпы, города и царства. Также Смерть восседает верхом на катафалке, который является одновременно и триумфальной колесницей. (Здесь прослеживается римская идея о триумфе императора-победителя, въезжающего в город).

С начала XV века Пляска смерти стала все чаще воспроизводиться не только в живописи, но и в скульптуре, в резьбе по дереву, на коврах и в книжных иллюстрациях. Сюжеты пляски Смерти украшали, если можно так выразиться, стены храмов, кладбищенские здания и даже дворцы вельмож.

В 1534 году герцог Георг Саксонский приказал исполнить и поместить на стене третьего этажа своего дворца в Дрездене длинный каменный рельеф, представляющий Пляску смерти в 27 фигурах натуральной величины; этот рельеф сильно пострадал во время пожара 1701 года, но был реставрирован и перенесен на кладбище дрезденского Нойштадта, где его можно видеть и ныне. 

По усовершенствовании искусства гравирования и изобретении книгопечатания стали расходиться в большом количестве народные, общедоступные картинки Пляски Смерти в виде отдельных листов или тетрадок со стихотворным текстом и без него. Самое знаменитое из таких изданий — серия 58 изображений, гравированных на дереве резчиком Гансом Лютцельбургером с рисунков Г. Гольбейна Младшего. 

Художник задался целью выразить не столько идею о том, что смерть одинаково нещадно сражает человека, каковы бы ни были его возраст и общественное положение, сколько представить, что она является нежданно среди житейских забот и наслаждений; поэтому вместо вереницы фигур или пляшущих пар он нарисовал ряд отдельных, не зависящих одна от другой сцен, обставленных подходящими личностями и в которых Смерть является непрошенной гостьей. 

Например, к королю, когда он сидит за столом, уставленным обильными яствами, к знатной даме, ложащейся спать в своей роскошной опочивальне, к проповеднику, увлекающему своим красноречием толпу слушателей, к судье, занятому разбирательством тяжебного дела, к крестьянину, вспахивающему поле, к врачу, принимающему визит пациента и так далее.

Этимология слова «макабр» имеет несколько версий. По одной версии, оно может иметь арабские истоки и косвенно восходить к слову «макбара», обозначающему «кладбище». По другой, более распространенной гипотезе, его истоки — библейские, и оно возникает как переиначенное, искаженное имя ветхозаветного персонажа Иуды Маккавея, который в средневековой христианской традиции был памятен как человек, который, среди прочего, научил иудеев молиться о душах умерших, то есть воспринимался как один из дохристианских зачинателей заупокойного культа — чрезвычайно значимой для Средневековья традиции. Существительное «макабр» можно охарактеризовать как страшный, чудовищный, мрачный, жуткий».

Иными словами, жуткий образ Смерти был неотъемлемой частью быта и культуры того времени и почти превратился в повседневность. Вполне правильное отношение! Теперь понимаю так: чтобы жить, надо помнить о смерти.

promo elisaveta_neru august 30, 2019 09:00 36
Buy for 10 tokens
Давно хотела собрать и составить список фильмов, где есть Максимилиан Робеспьер. Сначала все было хаотично, как большинство моих записей. И вот, наконец, удалось упорядочить. Писал мне друг в Контакте, что нельзя позволять вымышленным образам и кинематографическим трактовкам заслонить настоящий…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.