Старший друг

Когда в Белгороде проходили гастроли Днепропетровского драматического театра, я самостоятельно купила билет на заинтересовавший спектакль. Он назывался «Вечер Иисуса у Марии Магдалины». 

Пьеса шла на украинском языке, но я все понимала. Актеры играли замечательно. Драма была поставлена не только по мотивам Евангелия. Рыжебородый дерзкий Иуда кричал красавице Марии: «Я хочу с тобой спать!» Больше запомнился кроткий спокойный Иисус, говорящий за столом свои философские поучения. 

Родители с трудом одобряли мой выбор учебного заведения.

- Ну а кем потом работать, завклубом? – спрашивал отец.

- Нет, на клубных работников учатся на другом отделении. 

- Массовиком-затейником? – уточняла мать.

- Это отделение организации досуга – социально-культурная деятельность. А я хочу на театральное. Специальность называется «режиссер театрализованных представлений», - парировала я.

- Режиссер? А работать где?

- Да хоть в театре. Дайте сначала поступить и выучиться.

Вот если бы за плечами у меня была музыкальная школа, то пошла бы в Музыкальное училище! Но и на это у мамы было возражение, что Марина, жена моего двоюродного брата Гены, закончила музучилище, а толку мало. Теперь они все подались в челноки, всей семьей возят из Польши товары и торгуют на рынке. 

Мама до сих пор еще трудилась кладовщицей на «Энергомаше». Там начались преобразования, цеха расформировывали. Их цех держался потому, что изготавливал ширпотреб: фрезеры для мороженного, светильники, мойки из нержавейки. 

Однажды я побывала на заводе, и меня охватил неописуемый восторг. Это огромный самостоятельный город! Цеха – гигантские крытые павильоны, а между ними железные дороги, по которым передвигались большие и малые подъемные краны. Мы с мамой прошли в ее кладовую. Внутри цеха возле станков на цементном полу валялись металлические стружки-кудряшки. 

Я подумала, как было бы здорово стать хотя бы и крановщицей на этом великолепном заводе. А если серьезней, то инженером. Ох, нет, не пойдет, тут без математики явно не обойтись. 

В те дни я как раз получила паспорт и очень гордилась своей зрелостью. Вот теперь можно смело убегать из дома, с документами гражданина России. 

У мамы тогда появился знакомый мужчина. Мы с братом не понимали, кто он, интересный такой дядя Боря. Спортивная фигура, симпатичный, черноволосый, внимательный, веселый, остроумный. Он работал в мамином цехе слесарем-сборщиком. 

- Я с ним просто дружу, - пояснила нам она.

По субботам и воскресеньям мы с мамой стали отлучаться из дома по разным делам. А чаще по делам развлечений. С дядей Борей мы гуляли по городскому парку, или шли в кино, или кафе, где он угощал нас всякими вкусностями. Или ехали на троллейбусе к нему домой. Он жил в общежитие «Прогресс» от завода, рядом с кинотеатром «Радуга». 

Дядя Боря был очень заботлив, ко мне относился, как взрослому и близкому человеку. Как-то раз в его комнате на тумбочке я увидела небольшую книжку зеленого цвета. Прочла: Дейл Карнеги «Как перестать беспокоиться и начать жить». Неужели существует ответ на этот вопрос?

Американский психолог писал: «Жить необходимо именно в настоящем, не сожалея о прошлом и не переживая по поводу будущего. В противном случае, прошлый опыт и мысли о надеждах будут порождать тревогу и беспокойство». Я была потрясена. В тот же день попросила книгу у дяди Бори, а дома ее досконально законспектировала. 

Я полюбила дядю Борю, как старшего друга. Он внес оживление и наполнил разнообразными красками наш серый быт. Мне было больно и неловко перед отцом от этого обмана. Отец, конечно, не знал, но догадывался о существовании некоего друга. От этого еще чаще уходил в запои. 

Сейчас я совершенно не берусь кого-то судить, тем более свою мать. Речь идет только о моих отношениях с людьми, которые встречались на жизненных перекрестках. 

Нет, не думаю, что они были любовниками. Этот человек был моложе мамы на 10 лет. Если бы у них с дядей Борей что-то было, зачем бы она брала меня с собой на встречи с ним? Скорее всего, меркантильные интересы. Он что-то изготавливал или утаскивал с завода, а мама продавала. Тогда все этим прирабатывали. Борис одинок, без семьи, вот и подружились.

Новый год встречали у дяди Бори. Он тогда переехал из общежития во флигель в частном секторе. Отец с Алешей остались дома у телевизора. Никаких салатов и бутербродов со шпротами, еда была, но не праздничная. А мы пошли будто бы в гости к тете Зое. 

На Рождество я заходила в храм, показалось, что ушла с очищенной душой. Мне очень помогла книга Карнеги. Она, действительно, изменила мое сознание. Чем больше человек беспокоится, тем меньше ему остается жить. Нельзя предаваться бездеятельности, от этого нападают унылые мысли. Нужно смириться с неизбежным и успокоиться. Я уловила здесь некоторое созвучие с христианскими истинами. 

Путешествия в Харьков в то время занимали важное место. Я любила этот город, ведь там учился отец. А бабушка еще до войны моталась в Харьков продавать молоко с творогом. Я уже бывала там и раньше с мамой и соседкой бабой Таней. Первая поездка стерлась из памяти. В советские годы за покупками, дефицитными вещами и продуктами из Белгорода все ездили в Харьков. Привозили оттуда вкуснейшие конфеты. Сейчас и у нас конфет хватало, были бы деньги. Как раз тогда после денежной реформы рубли превратились в тысячи.

В марте с дядей Борей ездили в Харьков на электричке. Какая отрада! Меня не интересовали ни деньги, ни продукты, ни тряпки. Все время высматривала новые храмы. Восхитительный высоченный Благовещенский кафедральный собор. Старую церковь, над входом в которую висела икона Святой Троицы. Церковь в честь Богородицы, кирпичную с черными куполами. Красота.

Весна выдалась какая-то сумасшедшая, она словно переворачивала все. Заставляла бросать дела и бежать, лететь куда-то. То ли я радовалась, что оканчиваю школу, толи еще чему-то. Мысли в дневнике были беспорядочными:

«Только любовь творит чудеса и делает человека бессмертным. Я еще не готова к смерти, так много хочу успеть. Но теперь я не боюсь смерти, ее нет! Есть просто переход в другую жизнь. Человек создан Богом, чтобы оставить свой след на земле. Надо успеть что-то оставить. Смерть избавит от мук на земле. Время уходит…»

В пасхальную ночь 18 апреля 1993 года мы подошли к Преображенскому собору втроем, с мамой и дядей Борей. Крестный ход обходил храм и остановился снаружи у закрытых дверей. Слышалось тихое пение, которое постепенно нарастало. Впереди священники и диаконы в белых облачениях с крестами и с большими свечами в руках. За ними шел хор, а дальше поток людей. 

Было светло от множества зажженных свечей. И вдруг все запели: «Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав». Мне было известно название этого песнопения: пасхальный тропарь. Но прежде его никогда не слышала. Пели громко, радостно, повторяя очень много раз, я сразу запомнила.

Мы еле пробрались в переполненный храм к ближайшей иконе «Всех скорбящих Радость», поставили свечи. Дядя Боря сказал:

- Лен, перекрестись.

Я про себя возмутилась, неужели он думает, я не умею креститься. Хотелось весь остаток ночи вот так петь, славить воскресшего Христа.

На день открытых дверей в училище я рванула пешком. Троллейбусы отчего-то встали, и на автобусе было не проехать из-за машин. Недолго думая, я направилась мимо детского городка, через мост над железной дорогой, а там уже начинался пологий подъем на Харьковскую гору. Так ходил домой Костя. От телевышки до училища уже рукой подать. Как потом мне стал дорог этот путь. 

Сомнений не возникало, театральное отделение – то, что мне нужно. Преподаватель, проводившая экскурсию, рассказала, что студенты умеют сами писать пьесы, ставить их на сцене, играть роли. Учатся декламировать, петь, танцевать, рисовать. То есть, театр, словно объединяет все виды искусства. Осмысление жизни через творчество. 

С дядей Борей установились теплые душевные отношения. Каждая мелочь приносила счастье. На день рождения он купил мне магнитофон! Исполнилась давняя мечта. Я смутилась, как принять такой подарок. Мама сказала:

- Правильно, ему все равно некуда деньги девать. 

Впрочем, это было, когда я уже стала студенткой училища. Общались мы с дядей Борей чуть больше года. Вот уже приближаюсь к заключительному этапу нашей дружбы.

На дачу мы тоже как-то успевали ездить в выходные. Когда настал сезон, уже так не гуляли. Родители посадили облепиху, смородину, яблони и сливы. Отец достраивал двухэтажный дом. Первый этаж состоял из шлакоблоков, второй деревянный. На заводе была возможность достать стойматериалы по умеренным ценам. Этим занималась мама. Они с отцом говорили, что стараются для нас. 

Тетя Зоя завела кота и собаку, и теперь в поезде непрерывно рассказывала об их веселых проделках. Отец любил цитировать Сергея Есенина:

И зверье, как братьев наших меньших,

Никогда не бил по голове…

Снова кошки. Мы не брали никого после всех происшествий, но сталкиваться с домашними питомцами приходилось практически постоянно. Раньше такого не было, а после перестройки во дворе стали регулярно появляться выброшенные котята.

У соседей из первого подъезда жил кот Маркиз. Серые пятнышки на его белом туловище были настолько круглыми и симметричными, что мы с братом называли его киса в горошек. Доверчивый и ласковый, всегда спешил навстречу, просил, чтобы его погладили. А через какое-то время отец нашел убитого Маркиза в подвале. Дело рук Хромого, не иначе. 

Ну и соседи нам попались! У бабы Сони с первого этажа было два сына: Васька-дурачок, всю жизнь с небольшими перерывами проводивший в психушке. Видимо, за эти перерывы он как-то успел завести жену и дочь. Света была немного старше меня. Второй сын Ленька – алкаш, отсидевший в тюрьме за воровство и хулиганство. 

Однажды Ленька ударил маленького рыжего котенка, жившего во дворе. Изо рта несчастного капала кровь. Я выхаживала его несколько дней, потом котенок исчез. 

Подобное повторялось почти каждую неделю. Своими глазами никогда не видела, как умирали бабушкины кошки и котята. А теперь просто мучение какое-то наступило. Сколько же в нашей жизни кошек, собак, других живых существ, перед которыми мы виноваты. Не накормили, не приласкали, не успели спасти. Простите меня, маленькие зверики! 

Вот и к дяде Боре во флигель прибилась молоденькая серо-полосатая кошка. Назвали Машкой. Она ловила мышей и, разумеется, быстро достигла половой зрелости. Вскоре у нее раздулся живот. Мы с мамой ломали голову, куда будем девать котят. 

Но дядя Боря избил беременную кошку за то, что она сходила не туда в туалет. Этот поступок разом перечеркивал все его добрые дела. Через несколько дней Машка не смогла разродиться. Все были на работе, мы с братиком повезли ее в ветлечебницу и там кошку усыпили. Врач сказал, что котята умерли и у нее повреждены все внутренние органы. 

Назад мы возвращались без кошки. Я вспомнила, что в детстве мечтала стать «котухом» — ветеринарным врачам. Вот так изо дня в день наблюдать страдания животных? Врагу такого не пожелаешь. Шли мы быстро, и я все посматривала, не плачет ли Алеша.

Вместе с болью ненависть клокотала у меня в душе. Как же он посмел так поступить? В храме молиться не могла, мысли разлетались. Я просила Бога, что больше всего на свете хочу поступить в Училище культуры. Но молиться о жестоких людях, которые губят невинных животных, тогда не смогла. Хотелось, чтобы их поглотил ад. 

promo elisaveta_neru october 9, 10:00 30
Buy for 10 tokens
Книгу «Берегитесь, боги жаждут!» Эдвард Радзинский написал в 2015 году. На обложке изображена гильотина, по бокам которой профили Робеспьера и Ленина. «Наверняка, там много мерзостей в адрес Робеспьера», - была первая мысль. Но я решила, что из негатива тоже можно извлечь полезное. Только по…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.