elisaveta_neru

Categories:

Щелчок

- Не подскажете, как пройти на улицу Железнякова? – спрашивали мы с Роксаной у прохожих уже в двадцатый раз и никто нам не отвечал. 

Я плохо знала этот район города на конечной остановке троллейбуса № 5. Здесь располагалась областная больница, сплошные жилые дома и дальше уже северная окраина — автовокзал и аэропорт. А Роксана и того не знала, она переехала в Белгород из Грузии. 

Мы искали дом, где жила наша одногруппница Наташа Старченко. Нас отправили в крайне невеселую командировку, узнать у ее родителей, нужна ли помощь в подготовке к похоронам. Наташа умерла.

У Наташи была инвалидность, дефект речи. Некрасивая, неприметная девочка, похоже, отставала в развитии. Училась средне, дремала на лекциях и часто болела. Несколько дней назад не пришла в училище, потом вдруг нас собрала куратор Маргарита Ильинична и сообщила, что завтра похороны. 

Я возвращаюсь в начало учебного года третьего курса, чтобы вспомнить близких людей, живых и усопших. 

Ну вот, наконец, этот дом, первый подъезд, второй этаж. Мы с Роксаной застали заплаканную маму Наташи, выполнили какие-то незначительные поручения. Важнее было поддержать ее морально, посидеть с ней, просто выслушать, что сильнее всякого утешения.

Какой чудовищный обычай хоронить девушек в свадебном платье! На следующий день Наташа лежала в гробу преображенная и красивая, совсем не как при жизни. Ее желтое лицо обрамляла белоснежная фата и венок с пышными гипсофилами. Наташа умерла от цирроза печени.

- Она что, киряла? – тихо спросил у меня Стас. 

Ребята всем курсом усаживались в автобус, бережно укладывая духовые инструменты. Маленький щуплый Рома волочил огромный барабан.

В том и дело, что не пила и не курила. От этого было вдвойне тяжко. Угнетающее тянулось прощание у гроба возле подъезда, соседи прятали глаза. 

- Твои подружки все здесь… – причитала, глядя на нас и заливаясь слезами, пожилая женщина из родных Наташи. 

Мы стояли, опустив головы. У бедной девочки не было среди нас подружек. 

Я признавала, что впервые видела в своей жизни похороны. К дедушке не ездили, только один отец. Все остальные родственники еще здравствовали. В 6 классе, когда погиб Женя-одноклассник, на похоронах я почему-то не была. А теперь даже не вмещалось в сознании, что умерла ровесница. Снова эта старуха с косой прошла совсем рядом.

Поразили колоссальные размеры главного городского кладбища в Ячнево. У меня получилось выдержать все мужественно. Ребята с особым вдохновением играли траурный марш во дворе и на кладбище, что меня укрепляло. Когда яму засыпали землей, почему-то стало легче. Есть в этом акте что-то торжественное, ведь первый человек был сотворен из земли. 

Не плакала потому, что на похоронах плачут от жалости к самим себе. А мне было жаль не себя и не ушедшую Наташу, а ее родителей. В загробной участи Наташи я не сомневалась: она была чиста душой и телом, а значит, попала в хорошее место вечного покоя. 

На обратном пути все шутили, словно сбрасывая с себя груз минувшего события. Девчонки и учителя высаживались из автобуса в зависимости от места жительства. Вика, Аня и Люба вышли вместе. Я вернулась в училище с ребятами, им нужно было возвратить инструменты. 

Стас с Андреем упорно твердили, что мне надо снять напряжение. У них сегодня вечером репетиция оркестра в ДК «Энергомаш», где они подрабатывали. Сколько раз они меня туда звали, да все не получалось. Вот теперь настал момент. 

Стас отправился на репетицию раньше, а мы с Андреем добирались отдельно. Доехали с Харьковской горы до стадиона, шли пешком через большой городской парк, дворец культуры казался очень далеко. Была пятница, 14 октября. Мы любовались золотой осенью и беседовали о сегодняшнем прекрасном церковном празднике Покрова Богородицы.

Затем Андрей рассказывал, как он блаженствует осенью, а весной и летом страдает от аллергии. Я тоже осенью чувствовала себя лучше. Зимой в мороз всегда болела голова, весной еще хуже, одолевал упадок сил, летом изнемогала от жары. 

Какой-то хитростью мы проникли через вахту. Строгий порядок был, что посторонних не пускали. В глубинах дворца на втором этаже в комнате с высоким потолком и пористыми стенами шла репетиция. Но музыкальных упражнений я уже не услышала. Если точнее, к нашему приходу все закончилось и перешло в дружеское застолье оставшихся оркестрантов. 

Человек пять незнакомых мужчин сидели вокруг накрытого стола, шестым был Стас. Все выразили восторг по поводу одной дамы в их компании, то есть меня. Нам с Андреем налили «штрафную». Мне представили всех присутствующих.

Первым и главным был Павел Петрович. Вот он, знаменитый Павел Петрович, о котором столько рассказывал Стас! Гениальный трубач, но и на всем остальном он играл виртуозно. Учитель, воодушевитель, пример для подражания и авторитет всего оркестра. 

Тромбонист Сомов двухметрового роста с мясистым красным лицом, не умолкал, извергая остроты и анекдоты. Взрывы смеха чередовались с репликами о музыке и комплиментами в мой адрес. Я понимала банальность пьяного застолья, но общество музыкантов было достаточно привычным и приятным. 

Вдруг Павел Петрович переместился за пианино и сказал, что споет песню для меня. Казалось, он один из всех был совершенно трезв. Вскоре я узнала о его особенности пить и не пьянеть. 

- Не меняйте любимых, обида — плохая попутчица, и от новой любви может быть не остаться следа…, – звучал его бархатистый тенор. 

После того психолога я опасалась открыто смотреть на мужчин играющих и поющих. А теперь смотрела, и даже села на стул рядом с пианино. Он жил в этой мелодии, он сам сливался с музыкой. Кроме того, Павел Петрович пел так проникновенно, что хотелось слушать бесконечно, завораживали его простота и благородство.

Я с болью вспоминала своих любимых. Считая, что в своей короткой жизни уже многое перенесла, я день и ночь мучилась вопросом: что же такое любовь и почему она проходит? И что я пережила в действительности? Непонятно. Безответную любовь? Ничего вообще не было. Страдала, страдала, а потом оказалось, что никого и не люблю.

«Все впереди», – повторяли все вокруг. А что впереди и что является счастьем? Сколько мне осталось жить? Может быть, скоро умру? Придет костлявая в балахоне и никуда от нее не скрыться…

Павел Петрович выглядел довольно хорошо для своих 49 лет. Среднего роста, светловолосый, голубоглазый. Он был подтянут, хотя небольшой живот намечался. Позже он подарил мне свою армейскую фотографию — в 20 лет это был настоящий красавчик!

Я поблагодарила его за песню. Как все сложилось дальше? Ближе к полуночи, несмотря на крики Стаса: «Это моя девушка!», провожать меня домой пошел Павел Петрович. Теперь дорога через парк показалась короткой. Над нами нависали деревья, закрывающие небо. Сквозь ветки светили фонари, под ногами шуршали листья. Мы шли, держась за руки, как дети. Он говорил и слушал меня так, будто давно знакомый. 

А потом мы не виделись всю зиму. Я с трудом осмысливала дела и события, что захлестывали в училище и почти о нем не думала. Здесь мне хватало духовного общения с Анатолием Алексеевичем, Виктором Павловичем, ребятами и подругами.

Но дважды в неделю напоминал Стас. Его губы растягивались в улыбке, а глаза метали молнии. Снова привет от Павла Петровича! Стас пытался устраивать мне сцены ревности, хотя у него не было на это никакого права. 

На Пасху 14 апреля, ходили в храм с мамой, праздник совпал с днем ее рождения. В Преображенском поставили свечи, а в Иоасафовском соборе освятили куличи. Я смотрела по сторонам, не в силах сосредоточиться на своих мыслях. 

Столько всего тревожило: окончание учебы, предстоящая практика, жажда любви. Как хочется жить и благодарить Бога за все! За любовь, за то чувство ликования, заполняющее душу так, что хочется взлететь. В мае открывался сезон в парке, каждую субботу концерты того самого духового оркестра. Павел Петрович настойчиво приглашал, а я раздумывала. 

Погода на Пасху выдалась чудесной, вечером я отправилась прогуляться до кинотеатра «Родина». На стометровке за мной увязался один тип. 

- Наверное, вы с мужем поругались и решили пройтись одна? – спрашивал он. Уже не первый раз меня принимали за замужнюю. На лбу, что ли, было написано, что страдания мои из-за мужчин. 

С Юлей невозможно было выйти на улицу. Мужской пол начинал липнуть, как осы на мед. Они открыто облизывались, глядя на нее, и шептали: «Конфетка!» Поэтому чтобы поговорить, я предпочитала бывать у подруги дома. Мне нравились ее либеральные родители, мама — художник по профессии, тоже курила, и разрешала Юле курить дома. Отца знакомые порой принимали за Юлиного мужа, так молодо он выглядел. 

Юля долго не оставалась одна, вскоре после Эльдара ей встретился тридцатилетний Олег, атлетического телосложения со вставными золотыми зубами. Он дал мне свою визитку, где было написано «Олег. Предприниматель». Чем он занимался, Юля не знала. 

Вскоре на концерт оркестра мы с Юлей во всей красе явились в парк. Я должна пояснить, что кроме концертов, здесь же в парке на танцплощадке проводились вечера «Для тех, кому за…» Народ танцевал, а Павел Петрович пел популярные песни. Но нам больше нравились концерты, где оркестр исполнял марши.

Тромбонист Сомов ухаживал за Юлей. А Павел Петрович был великолепен. Он говорил, что я покорила его сердце еще тогда, полгода назад 14 октября и отмечал наше родство душ. Впрочем, я сама за это время многое поняла…

Я заметила закономерность: если нуждалась в помощи мудрым советом — никого рядом не было. Совет требуется, когда человек выбирает. А как только завязывалось новое увлечение, и я ходила окрыленная, тут же благожелатели выстраивались в очередь, чтобы преподать мне полезную рекомендацию.

Слышала самое разное: «Он ловелас, не связывайся!» Другие в изумлении восклицали: «Зачем тебе этот женатый старик!» Кто-то усмехался: «Жена — не стена». Но выбор я уже сделала.  

Юля поддерживала меня, говоря, что ни семейное положение, ни возраст — не преграда для любви. А что делать дальше, время покажет. Она сочинила стихотворение, сохранившееся в моих дневниках.

Любить тебя запрещено,

А не любить — грешно.

Смотреть в глаза — ослепнуть можно,

А не смотреть смешно.

Желать тебя — все пустота,

А не желать нельзя

Любить тебя запрещено,

А я люблю, мне все равно. 

Я вольна изобразить ситуацию, как пожелаю. Возникает соблазн приукрасить собственный образ в воспоминаниях. Оправдаться, чтобы выглядеть положительной. Но в этом рассказе буду называть вещи своими именами. Я стала любовницей человека старше меня на тридцать лет. 

Это невероятно и непостижимо. Будто кадры кинохроники, включаются те моменты, когда в своей юности я делала что-то запретное. Щелчок, — тайно от родителей покупаю кассету с песнями Малинина, и замирает сердце. Щелчок, — прикуриваю первую сигарету. Щелчок, — на полусогнутых ногах иду на свидание к женатому мужчине. 

Что мне хотелось получить от него? То же самое, что от всех — душевной близости. Да, мне с ним было интересно во всех отношениях. Потому вся другая близость возникла сама собой. 

Заботили ли цветы и шампанское, которых не могли дать мальчики-ровесники? Помню, с какой радостью и гордостью первый раз притащила домой букет белых лилий, подаренный Павлом Петровичем. От их сладкого аромата голова шла кругом. 

Поэтические слова о любви? Женщины любят ушами — жуткий миф. Во всяком случае, это не обо мне. Сережу я любила, так и не дождавшись от него никаких слов. 

А разве за что-то любят? За внешность? Может быть отчасти. Но только не за деньги. Музыканты во все времена были нищими. Любят не за что-то, а вопреки всему. Я любила лишь за то, что этот человек есть на свете. Любовь — это когда отдаешь все, а взамен не просишь ничего. 

Павел Петрович уверял, что не может жить без меня. Конечно, он сокрушался по поводу моей молодости и что соблазнил меня, а я в ответ смеялась. Ведь соблазнилась я исключительно по своей собственной воле. Почему я не встретилась ему лет тридцать назад? Как он ни просил, я все равно обращалась к нему на «вы». 

Из-за своего богатого творческого воображения он темпераментно все переживал. Не раз говорил о мистическом смысле наших отношений. Бог, Любовь, Смерть были для него почти синонимами. Когда я напомнила, что мы познакомились в день похорон моей однокурсницы, он был в ужасе.

Мы встречались в пустующей квартире его друзей, тоже людей искусства. Павел Петрович был известной в городе личностью, поэтому в рестораны он меня не водил. Уютный бар ДК «Энергомаш» стал родным и единственным, где мы появлялись на людях.

Именно там доброжелатели сообщили мне, что жена Павла Петровича все узнала. Ей известно мое имя и что я учусь в училище Культуры. Меня забавляло: неужели кто-то собирает на меня досье, как в шпионских фильмах. Ей, наверное, и приметы мои описали.

И мне в свою очередь рассказали о ней. Лариса, так ее звали, на десять лет его моложе, у них сын немного младше меня. Она сама когда-то отбила Павла Петровича у его первой жены, и теперь боится остаться брошенной. Потому из-за меня устраивает ему страшные взбучки. Сплетни — тоже своеобразное творчество. Окружающих сильно волновало, что же у нас будет.

Павел Петрович просил меня быть осторожной. Она может меня преследовать, она сумасшедшая. Однажды сказал, что нас ждут страшные неприятности. Что в нашей любви будут такие преграды и проблемы, что нам еще и не снились. Он часто говорил, что нам нужно сходить в церковь, покаяться в своих грехах. Я обещала сходить обязательно. 

«Женщина в гневе страшна, тем более обманутая жена. Может натворить что угодно», – снова увещевали меня доброжелатели. Андрей приходил ко мне домой и начинал нравственные беседы. Друг не понимал, как я могла влюбиться в Павла Петровича. 

- У тебя все впереди, а у него  позади. Он портит тебе жизнь…

- Я не знаю, что впереди, поэтому живу настоящим! – отвечала я Андрею.

Павел Петрович упрашивал меня не бросать его именно сейчас. Но я любила его и какой-то период была уверена, что мне никто больше не нужен. Временами наступало циничное ощущение победы с привкусом поражения. И отвращение к самой себе. 

- У тебя преимущество твоей молодости! – говорила Юля.

Я слишком долго ждала взаимной любви, чтобы теперь в нее верить. Счастье мимолетно, оно не может превратиться в повседневность. А какая пустота наступала в душе после этого мнимого счастья. Отбивать его я не собиралась. И что тогда впереди?

Встреча с Ларисой случилась 3 августа в день незабываемого празднования моего двадцатилетия. 

Друзья пришли ко мне в таком составе: Юля с Олегом, Маша, Андрей и Нонна с девушкой Тоней из своей деревни. Они только что вернулись с фестиваля бардовской песни в Старом Осколе и спешили рассказать мне обо всем. 

Мама наготовила всяких вкусностей, салаты пошли на ура. За столом Олег едва успевал разливать напитки. Мама перепугалась, как много и быстро мы пьем. Но я успокоила ее, уверяя, что спиртное нам больше не нужно. У Нонны в рюкзаке лежала нагретая на солнце бутылка водки. Она стеснялась попросить положить ее на полчаса в морозилку. 

Потом мы поблагодарили маму, и радостные пошли в парк на площадку. Танцы уже начались. Павел Петрович увидел нашу компанию, хотя мы остановились далеко от сцены. Он подошел к нам, поздравил меня с днем рождения. Павел Петрович подарил мне сумочку, маленькую черную. Как он догадался, что я такую и хотела! 

Как обычно, «те, кому за…» танцевали парами, но больше было женщин. Я первая заметила двух дам, весьма вульгарно пляшущих неподалеку от нас. Особенно первая, неряшливо одетая, белая футболка навыпуск, яркая юбка, светлые крашеные волосы свисали до плеч. Вторая поменьше ростом, тоже блондинка, танцевала и периодически сжимала руку подруги, как бы ее удерживая. 

Я почувствовала интуитивно и еще подумала, кто же из них его жена. Возможно та, что поскромнее. Они непрерывно посматривали на меня, потому что в белом платье я привлекала внимание.

Вдруг все шестеро моих спутников куда-то отлучились, я осталась одна. Та растрепанная, что в футболке и юбке, подошла ко мне вплотную, а через секунду мы с ней оказались сидящими на скамейке. Я увидела очень близко ее лицо, напоминающее медузу Горгону из мультфильма. 

Слова ее звучали спутано и невнятно, но смысл был таким: «Если ты еще раз подойдешь к моему мужу…» Она взяла меня одной рукой за волосы на затылке, поэтому со стороны можно было подумать, что женщина меня обнимает. 

Я сжимала в руках подарок ее мужа и молчала. Кивнуть не могла потому, что голова не двигалась и сказать ничего не могла. Ответить «хорошо, не подойду» было бы ложью, а ответ «подойду» повлек бы за собой непредсказуемые последствия. 

Тут, к счастью, появился Олег и она быстро отцепилась от меня. А потом и все друзья меня окружили. Приблизилась ее подруга и они что-то говорили. В перерыве между песнями подбежал Павел Петрович, стал кричать на нее, чтобы уходила. Он покраснел от стыда и негодования. 

Неизвестно, чем бы закончилась эта сцена, если бы мы не поспешили удалиться. Я, прикрытая каменной стеной друзей, оборачивалась, прижимая к себе драгоценную сумочку. 

Встречались мы с Павлом Петровичем и когда я уже работала в библиотеке. После столкновения с его женой даже чаще, но недолго. До тех пор, пока однажды он ни сказал: 

- Леночка, я долго думал… знаешь, мы могли бы жить вместе, снимать квартиру. Ты бы родила мне ребенка…

И тут произошел щелчок, останавливающий всю эту безумную карусель. У меня будто открылись глаза, и я посмотрела на него совсем иначе. Вот доказательство чувств, вот решительные действия, которых я всегда ждала от любимых. Что он пережил, готовясь к этому предложению? Но я не могла и не хотела.

Обычно наоборот, женщина мечтает о ребенке от возлюбленного. Со мной что-то не в порядке? Почему мне снова все не так? Разве нельзя просто любить друг друга? Жить с мужчиной, который годится мне в отцы? Полное сумасбродство.

Стас заваливал меня записками от Павла Петровича с мольбами о встрече, но я не отвечала и не приходила. «Если не видеться вообще, так ему будет легче меня забыть. И пусть его жена, наконец, успокоится», – хладнокровно думала я. 

Больше двадцати лет отделяют меня от описываемых событий. Стыд и страх давно пережиты, а все равно вспоминать совестно. Но вычеркнуть из жизни и умолчать об этом я не могла. Спустя некоторое время знакомые сообщили, что Павел Петрович перенес инфаркт. А сейчас его уже нет среди живущих на земле. 

Это была генеральная репетиция учебного спектакля. Подлинная роль любовницы еще ожидала меня в недалеком будущем.

promo elisaveta_neru august 30, 2019 09:00 36
Buy for 10 tokens
Давно хотела собрать и составить список фильмов, где есть Максимилиан Робеспьер. Сначала все было хаотично, как большинство моих записей. И вот, наконец, удалось упорядочить. Писал мне друг в Контакте, что нельзя позволять вымышленным образам и кинематографическим трактовкам заслонить настоящий…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.