Признание

Мысль моя скачет, как мячик, по ступенькам памяти. Годы юности пролетали очень разнообразно и насыщенно. 

Наряду с творчеством  интересовало абсолютно все. Появлялись книги по черной и белой практической магии. Я купила пару штук, пробовала ставить какие-то эксперименты по призыванию добрых сил. Там применялись хрустальный стакан и церковная свеча. Романтично, но вскоре поняла, что это ненужная ерунда. 

Как-то вокруг все было перемешано. В Музыкальном училище проводился оздоровительный сеанс некой целительницы. Все вырученные средства она перечисляла на восстановление Преображенского собора. 

Я пыталась гадать на суженного в Рождество и Крещение. Начинала, но никогда не доводила дело до конца, потому что было страшно. С детства боялась зеркал, особенно вечером. Гороскопы превратились в стиль жизни. Каждый день читала астрологические прогнозы и от души верила.

Литература и музыка оставались преобладающими занятиями. Поняла, что музыке научиться уже не смогу при всем желании. Слушала и получала наслаждение от гармонии поэзии и музыки. Какие песни звучали в то время! Пусть и назывались они неприятным словом «попса», но я находила там красоту и глубину. 

Например, очень нравилась певица Вика Цыганова. Так близки мне были многие строки из ее лирических и патриотических песен. Стихи к этим песням писал ее муж, поэт Вадим Цыганов.

В поисках любви мы летим сквозь пыль столетий… 

Долгие века ищем мы любовь по свету… 

Не в кабак пойду, в церковь белую….

За Россию мать сладко помирать…

Отец называл магнитофонные кассеты «записи». Свою драгоценную кассету с песнями Малинина я слушала у Люды, дома у нее был магнитофон. Одноклассница Наташа Петрова как-то раз невозмутимо рассказала, что ее магнитофон упал из окна, разбился и теперь мама купит новый. Меня это буквально убило.

Лариса Александровна посвящала классные часы вопросам воспитания старшеклассниц. Беседовали на темы дружбы, любви, брака, материнства. В школу к нам приходила врач-гинеколог, рассказывал о личной гигиене, о половом созревании. Почему-то проскользнула мысль, что у меня никогда не будет своих детей. 

- По Библии влюбиться в женатого мужчину – это грех, тем более, если есть дети, - учила наша мудрая классная руководительница. 

Девчонки спросили:

- Лен, а это правда, что ты стихи пишешь?

У меня похолодело внутри. Людка разболтала.

- Ну да, немного.

А Ира Козлова воскликнула:

- Вот умничка! А что ты, принесла бы, пусть бы тебя в газете опубликовали.

Свои так называемые стихи я не считала еще готовыми до конца. Да и слишком они личные, чтобы выставлять для всеобщего прочтения. Хотя, Пушкин тоже о личном писал. Наталье Николаевне хотела показать, но было страшновато. Меня мучили сомнения.

В тот период я вдруг перестала болеть. Давно уже надоело носиться по больницам и болеть дома. Даже, когда чувствовала недомогание, все равно шла в школу. Отец говорил:

- Не надо гражданский подвиг совершать.

Собственно, этого я и желала. Примеры подвигов героев всегда сопоставляла со своей жизнью. Молодогвардейцы в моем возрасте уже погибали за Родину. А я могу хотя бы не носиться со своими болячками. И, действительно, не хотелось пропускать занятия. Жажда знаний овладела мной с новой силой. Потом уже приучилась никому не открывать своего состояния. 

В 10-м классе математичка Элина Артуровна взялась за мое усиленное обучение. Она приставила ко мне в помощь мальчика, 11-классника Максима. Мы встречались после уроков, учительница оставляла задание. Он терпеливо объяснял мне алгебру, но вскоре понял, что это бесполезно. Тогда просто все решал сам и давал списывать. 

Максим был приятной внешности, но мне не нравился. Просто льстило его внимание, и когда он, встретившись со мной в коридоре школы или на улице, приветствовал кивком головы. Во время наших занятий я смотрела на его квадратный подбородок и думала: «Если бы я в него влюбилась, то посвятила бы стихи». 

Образ ожившего придуманного героя продолжал пребывать в моем сознании. Этот человек существовал только в ассоциации с храмом. В дневнике я называла его ангелом. Потом где-то прочла, что так нельзя. Человек, что совершенно естественно, может вонять потом и непременно ходит в туалет. Ангелы же этого не делают.

В апреле месяце, подставляя лицо первым теплым лучам солнца, я стояла возле любимого Преображенского собора. Оказывается, вот почему все детство так любила его, когда там был музей. Вдруг увидела, как откуда-то со двора вышли несколько девочек разного возраста. Одна из них, это оказалась Рита, кинулась ко мне с радостью:

- А я здесь в воскресной школе учусь, - сказала она. - Как твои дела? 

Стало неловко, я ждала, когда пройдет он. А она в воскресной школе. Я считала себя верующей, но стеснялась этого. Что я могла сказать о своих делах? Перекинулись парой фраз. Риту ждала сверстница, и я сделала вид, что спешу зайти в собор. 

Служба еще не начиналась, я долго ходила по храму, рассматривала прекрасные лики на иконах, стояла у мощей святителя Иоасафа. Помолилась Пресвятой Богородице. В Законе Божием читала, что Бог видит сердце человека. Значит, и мою любовь видит. Пусть он, этот мальчик, будет счастлив. 

У бабушки я переписала 101 псалом «Молитва нищего, егда уныет, и пред Господем пролиет моление свое». Интуитивно понимала славянский язык. Понравились философские слова: Пепел, яко хлеб ядях, и питие мое с плачем растворях…

К Пасхе мама сама пекла куличи и они вышли великолепными. В день праздника я отправилась гулять и посетила все действующие храмы: Преображенский, Смоленский, Иоасафовский соборы. Вот бы еще съездить когда-нибудь на Кошары, в Крестовоздвиженский, где меня крестили. Да, Люда еще обещала сходить со мной в Михайловскую церковь. От ее дома нужно перейти через железную дорогу на Пушкарную улицу. Она была там с родителями, сказала, что внутри очень красиво. Она тоже не закрывалась. Ее отец жил в детстве в том местечке, бегал из школы на переменах в храм. 

Бог выполняет наши желания, а потом показывает, полезно это человеку или не полезно.  Мы с ним познакомились! В начале лета герой моего романа появился прямо радом с моим домом, в филармонии. Сначала я увидела, что группа музыкантов таскают в автобус аппаратуру. И среди них увидела его. Потом познакомилась с его друзьями, а после уже с ним. 

Возлюбленного звали Константин. Он отслужил в армии, теперь учился в Музыкальном училище. Идеальный во всех отношениях. 22 года, значит, старше меня на 6 лет. У моих родителей тоже такая разница в возрасте.

Все узнала: это из музучилища посылали студентов петь в открывающиеся храмы. И вообще камерному или академическому хору исполнять церковные песнопения было необходимо по учебной программе. 

Должна заметить, что выглядела я тогда ужасно. Лицо, руки и ноги сплошь искусали комары, поэтому ходила или в спортивном костюме, или длинной юбке и кофте с длинным рукавом. Мазала лицо тональным кремом. Тем не менее, в парке ко мне однажды подсел мужчина лет 30-ти. Пристал с разговорами, я сказала ему, что работаю журналистом в газете «Ленинская смена». Это была самая популярная областная молодежная газета. Он поверил, потому что я врала с полной твердостью. 

Как я могла заинтересовать Константина? И нужны ли мне были другие отношения, кроме платонических? Я его придумала, а в жизни он оказался еще более совершенным. Он единственный и неповторимый, как небесный свет. 

Я даже считала себя недостойной говорить с ним, но и молчать больше не могла. Я просто призналась, что люблю его уже больше года. Сказала это по телефону. Безусловно, раньше хотела использовать способ Татьяны Лариной. Написать письмо – самое лучшее решение. Но сложилось так, что позвонила по телефону. Он выслушал и сказал:

- Ты все это сама себе нафантазировала. Это пройдет.

- Нет, любовь не пройдет, - возразила я.

- У меня тоже года четыре назад было такое увлечение. Выдуманные чувства.

- Мои слова не пустые, они идут от самого сердца. 

- Это пройдет, не переживай, не волнуйся.

Он еще что-то говорил. Как прекрасен был его голос. Костя не использовал мою влюбленность, не обидел меня ничем. Он так и остался идеалом. Он знал все. И это прошло, и все остальное. Любовь к нему помогла мне повзрослеть душой и разобраться в себе. 

Лариса Александровна говорила, что любовь возвышает человека. О, как я это понимала! Размышляла, может быть, Бог соединит нас на небе. 

- Элен! Чего улыбаешься загадочно, как Мона Лиза? - спрашивала Лариса Александровна, глядя на меня поверх очков. 

Я стеснялась своих больных зубов, поэтому даже смеялась, не открывая рта. А задумалась и улыбалась своим мыслям, потому что на уроке французского языка сочиняла очередную лирическую миниатюру. На этот раз в прозе:

«Я хотела бы быть снежинкой или дождинкой, невидимкой, чтобы постоянно летать за ним, всюду быть рядом. Ночью охранять его сон, днем участвовать во всех его делах. Я хотела бы быть одной из свечей, что горят в храме. Он бы пришел и не заметил меня, конечно, зачем ему свечи. Я бы упивалась пением, его голосом, пока бы не сгорела. Одна бабушка потушила бы мой огарок и бросила в ведро. Но мне все равно было бы хорошо, потому, что рядом с ним. Я бы хотела быть струной его гитары. Он наверняка играет на гитаре. Но это невозможно, потому что я – всего лишь я».

Наивная и беззаботная, я не знала еще, что это мое пожизненное бремя, что буду страдать от этого патологического пристрастия всю свою молодую жизнь.

promo elisaveta_neru october 9, 10:00 30
Buy for 10 tokens
Книгу «Берегитесь, боги жаждут!» Эдвард Радзинский написал в 2015 году. На обложке изображена гильотина, по бокам которой профили Робеспьера и Ленина. «Наверняка, там много мерзостей в адрес Робеспьера», - была первая мысль. Но я решила, что из негатива тоже можно извлечь полезное. Только по…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.